Василий Васильевич Целиковский в Твери

В.В. ЦеликовскийИзвестный оркестровый дирижер и отец популярной актрисы советского времени – Василий Васильевич Целиковский — впервые появился в Калинине в 1936 году. Он был назначен сюда в качестве художественного руководителя только что созданной филармонии, и уже на открытии дирижировал симфоническим оркестром, который к этому времени был официально учрежден в Калинине.

         Первым же организатором и вдохновителем Калининского симфонического оркестра был замечательный тверской музыкант Николай Михайлович Сидельников. Уже в 1933 г. в кинотеатре “Вулкан” по случаю 50-летней годовщины Рихарда Вагнера симфонический оркестр п/у Сидельникова играл музыку Вагнера в перерывах между сеансами.

         Большого размаха симфонические концерты в Калинине достигли в 1934-1935 гг., когда на летний сезон по приглашению Н.М. Сидельникова и А.И. Лазарева (в ту пору управляющего городскими зрелищными предприятиями, сокр.УЗП) приезжали музыканты из оркестра Большого театра. На летней эстраде в городском саду выступал коллектив численностью в 60 человек, и среди них было до 20 столичных музыкантов. Каждый концерт сопровождался вступительным словом музыковеда Ф. Шенберга.

В симфоническом оркестре под управлением Сидельникова наряду с профессиональными музыкантами играли и любители. Однако с момента открытия филармонии коллектив оркестра был укреплен молодыми музыкантами. Почти весь выпуск оркестрового факультета Московской консерватории 1936 года был направлен в Калинин. Некоторые остались здесь навсегда, например, скрипач Я.А. Киппер.

В.В. Целиковский до приезда в Калинин был начальником и дирижером симфонического оркестра ЦДКА (Центрального Дома Красной Армии) в Москве, а с 1934 г. выполнял обязанности заведующего музыкальной частью Большого театра. Уроженец Астраханской губернии (1900), Целиковский окончил Московскую консерваторию (1930) как теоретик, дирижер и педагог.

Предлагаем читателю перечень концертов симфонического оркестра под управлением Целиковского в Калинине (по сообщениям газеты “Пролетарская правда”):

16 июля 1936 г.концерт на эстраде горсада. Солисты: А. Курис, П. Ткаченко, М. Калужский. В программе — произведения Чайковского и Рахманинова;

17 июлята же программа, но к солистам добавляется В. Ашкенази;

30 июлявместе с оркестром выступил солист В. Наумов. Звучала музыка Н. Римского-Корсакова; по различным данным, были исполнены “Шехерезада” и сюита из оперы “Сказка о царе Салтане”;

26 октябряна концерте, посвященном открытию филармонии, прозвучала увертюра-фантазия “Ромео и Джульетта”, а также 4-я симфония П. Чайковского;

18 ноябрясимфонический концерт состоялся в зале драмтеатра с солистом ГАБТа С. Стрельцовым;

26 ноября— с солистом А. Батуриным.

Как можно заметить, работа Целиковского с оркестром велась как бы в двух направлениях: с одной стороны, над крупными произведениями в жанре симфонии, симфонической сюиты, увертюры; с другой — над произведениями концертных жанров, где оркестр сопровождает солистов — певцов и инструменталистов. Вероятно, приезд солистов Большого театра — тенора С. Стрельцова и баса-баритона А. Батурина  обусловливался предыдущей работой В.В. Целиковского в качестве зав. музыкальной  частью ГАБТа.

В феврале 1937 г. в Калинине состоялся большой торжественный концерт, посвященный 100-летней годовщине смерти А.С. Пушкина. В архиве Центрального музея музыкальной культуры имени Глинки (ГЦММК) сохранилась программа этого концерта[1]. Она и сегодня впечатляет своим масштабом. Прозвучали оркестровые номера из произведений, связанных с именем Пушкина  — увертюра к опере “Руслан и Людмила” Глинки, вальс из “Евгения Онегина” Чайковского, сюита из оперы “Сказка о царе Салтане”, шествие из оперы “Золотой петушок” Римского-Корсакова. Все произведения были исполнены симфоническим оркестром Калининской филармонии.

Несколько номеров программы совместно подготовили к исполнению детский городской хор и хоровая капелла — “Заплетися плетень” из оперы “Русалка” Даргомыжского, а также “Татарскую песню” и “Ноктюрн” из музыкальной поэмы “Бахчисарайский фонтан” Аренского.

В заключение концерта прозвучала кантата Ипполитова-Иванова “Памяти Пушкина”.

Программа изобиловала вокальными номерами в исполнении солистов: ГАБТа — С.Н. Киселевой (сцена письма Татьяны из оперы “Евгений Онегин”), её же и В.Ф. Любченко (заключительная сцена Татьяны и Онегина), А.Н. Садомова (ария Руслана из оперы “Руслан и Людмила”); Всесоюзного радиокомитета — С.В. Сладкопевцева (ария Ленского). Звучали стихи Пушкина в исполнении артиста Малого театра А.И. Грызунова.

Художественным руководителем и главным дирижером Калининской филармонии в программе значился В.В. Целиковский, директором — Е.М. Ботвинников.

Наш земляк, выдающийся певец современности С.Я. Лемешев также выступал в Калинине в сопровождении оркестра и, возможно, под управлением В.В. Целиковского. В архиве ГЦММК сохранилось письмо Сергея Яковлевича Лемешева, датированное 4 декабря 1936 г[2]. В нем Лемешев сообщает предполагаемую программу концерта и данные своей биографии. Приведем полный текст письма.

“С.Я. Лемешев родился в 1902 г. в семье безземельного крестьянина (батрака) в деревне Старое Князево бывш. Тверской губ. в 40 верстах от гор. Твери.

Его детство было безрадостным, как и многих других бедняцких детей при царском режиме. После Великой Пролетарской Революции т. Лемешев в 1920 г. поступает в Тверскую Кавшколу[3]. Там, выступая на вечерах самодеятельности, обращает внимание на свой голос командования школой, которая в 1921 г. и командирует его в Московскую консерваторию.

            После окончания консерватории в 1926 г. т. Лемешев работает по 1931 г. в оперных театрах Свердловска, Харбина и Тифлиса. В 1931 г. т. Лемешев поступает в Гос. Акад. Большой театр Союза С.С.Р., где и работает в настоящее время.

Дорогой Василий Васильевич!

            Вот и вся моя биографическая справка. В остальном полагаюсь на Вас. От себя добавлю, что я с радостным волнением жду встречи с земляками.

Шлю сердечный привет. С. Лемешев.

4. XII. 36 г.

P.S. Уехав из Калинина 15 лет тому назад, я вовсе не теряю связь с родиной и ежегодно навещаю свою 60-летнюю колхозницу-мать. Теперь я ее беру на постоянное жительство в Москву, хоть она и очень неохотно расстается со своим колхозом.

Чайковский.

Растворил я окно;

Страшная минута;

Pimpinella(флорентинская песня)

Шуберт.

Шарманщик;

Ювелирный подмастерье.

Верди.Ария из оп. “Луиза Миллер”;

Лист.Как наяву ждал Лауру Петрарка.

 

Партию ф-но исп. С.К. Стучевский.

С. Лемешев”.

 

С.Я. Лемешев адресует свое письмо В.В. Целиковскому, как художественному руководителю Калининской филармонии. Состоялся ли концерт Лемешева с оркестром п/у Целиковского, установить пока не удалось. Двумя годами позднее газета “Пролетарская правда” поместила афишу о предполагаемом концерте С.Я. Лемешева 8 декабря 1938 г. Концерт планировался в здании драмтеатра, дирижером оркестра указан А. Беренс, в программе значились романсы, в том числе и Чайковского.

Продолжим список концертов симфонического оркестра п/у В.В. Целиковского.

27 февраля 1937 г.Калининский Дом Красной Армии[4] совместно с филармонией провели гарнизонный показ красноармейской художественной самодеятельности. Центральным номером всей программы стало исполнение симфонии Л. Книппера “ОКДВА”[5]. В концерте участвовало 300 (!) исполнителей — хор, духовой оркестр, ансамбль баянистов и симфонический оркестр п/у В. Целиковского.

6 мартав Калинине состоялся концерт из произведений советских композиторов. Основными исполнителями были филармонический оркестр и хоровая капелла п/у В. Целиковского. Солистами выступили Н. Осипов (балалайка) и С. Еремин (труба).

14 мартагазета “Пролетарская правда” опубликовала планы Калининской филармонии на будущий концертный сезон. Симфонический оркестр собирался дать 24 концерта в помещении театра драмы; 10 — в Доме Красной Армии; 40 — в городских клубах; 10 — в Доме Учителя; 24 — для детской аудитории; 50 — на летней эстраде  горсада и в Парке текстильщиков; 20 — в райцентрах области. Некоторые симфонические концерты предполагалось транслировать по местному радио.

Мы не располагаем данными о том, была ли выполнена эта программа, однако, опубликованное в газете “музыкальных планов громадьё” — может и сегодня удивить своим размахом.

6 апрелясостоялся вечер классических вальсов, исполненных оркестром филармонии п/у В. Целиковского. В концерте прозвучали популярные вальсы И. Штрауса и Э. Вальдтейфеля. Солисткой выступила Н. Казанцева, которая спела вальсы из опер Гуно (“Фауст”), Делиба (“Коппелия”); в программе был указан также “Соловей” Алябьева. Заметим, что годом раньше, 21 июля 1936 года, концерт почти с такой же, вальсовой программой, состоялся на летней эстраде горсада. Оркестром дирижировал В. Рубинштейн. Видимо, тогда постоянного дирижера у филармонического оркестра еще не было, а В.В. Целиковский, хотя и дирижировал в концертах 16 и 17 июля 1936 г., был утвержден художественным руководителем Калининской филармонии и главным дирижером оркестра несколько позднее. Возможно, идея повторить удачную концертную программу пришла ему в голову год спустя.

13 апрелясостоялся симфонический концерт оркестра п/у В Целиковского в помещении театра драмы. Солистами выступили: А.И. Алексеев (тенор), М.Г. Эрденко (скрипка), А.К. Матова (сопрано), Д.М. Гельцер (рояль). Программа концерта в газете не  указана, но он сам был повторен чуть позже — 19 мая.

 

По воспоминаниям многих, В.В. Целиковский слыл не только энергичным и работоспособным музыкальным деятелем, но и отзывчивым человеком. Оперная певица Мария Петровна Максакова так написала о нем в своих мемуарах: “[…] Максаков [Макс Карлович Максаков – вокальный педагог и муж Максаковой] был требователен не только ко мне, но и к себе как педагогу. Разучив со мной сцену судилища из ‘Аиды’ (эту сцену я пела с Н. Великановым, впоследствии поступившим в Театр имени В. Немировича-Данченко), где нужно крепкое устойчивое си-бемоль второй октавы, Макс Карлович, для того, чтобы проверить правильность своего метода, решил показать меня музыканту, который бы хорошо знал меня раньше. Я назвала Целиковского, тогда уже известного дирижера и музыкально-общественного деятеля, знакомого мне с детских лет он пел со мной в хоре и всегда дергал меня за косички[6]. Прослушав меня, Василий Васильевич сказал, что даже не узнает моего голоса. Вместо приглушенного, глубокого звука он услышал чистый и звонкий тембр, свободное голосоведение…Целиковский остался очень доволен”[7].

Интересно, что М.П. Максакова приезжала с концертом в Калинин и выступала вместе с оркестром Целиковского 25 апреля 1937 года.  Она исполнила арии из опер “Кармен” Бизе и “Самсон и Далила” Сен-Санса, а также романсы и песни русских композиторов. Возможно, это произошло вскоре после прослушивания ее В.В. Целиковским, о котором Мария Петровна  пишет в своих воспоминаниях.

Руководя симфоническим оркестром филармонии, Целиковский консультировал и оказывал помощь другим музыкальным коллективам Калинина. Например, так называемому Неаполитанскому оркестру, созданному здесь за десять лет до его появления — в 1926 году.

Неаполитанские оркестры были очень популярны в нашей стране в 20-х – 30-х годах  ХХ в. В них музыканты играли на неаполитанских мандолинах, тогда весьма распространенных. Наряду с мандолинами в неаполитанский оркестр могли входить гитары, домры и балалайки, то есть струнные щипковые инструменты. Звучание такого струнного оркестра отличалось ярким, чистым и звонким тембром.

Первоначально Неаполитанским оркестром в Калинине руководил Александр Александрович Боярский, позднее — его брат Сергей Александрович. Братья Боярские (к ним надо прибавить еще и Константина) фигурируют в списке кружка мандолинистов, организованного при Политпросвете Губвоенкома еще в 1920 году[8].

Состав Неаполитанского оркестра предполагал участие мандолинистов, однако, в 1930-е годы мандолины зачастую заменялись домрами. Вначале в нем играли 15 человек, но уже через некоторое время 35. В начале 1930-х годов оркестр насчитывал 59 человек.  Позднее, в 1938 г. в клубе “Текстильщик” был организован даже детский домровый оркестр, в котором играли 20 человек — все дети рабочих фабрики “Пролетарка”.

Газета “Пролетарская правда” сообщает о концерте Неаполитанского оркестра 15 марта 1936 г. за несколько месяцев до появления В.В. Целиковского в Калинине. В программе  — увертюра К.М. Вебера из его оперы “Петер Шмоль и его соседи”, Неаполитанский танец из балета Чайковского “Лебединое озеро” и симфонический эпизод “Матросы” из вокальной симфонии “Голландия” К. Корчмарева.

В краеведческом информационном центре ТОУНБ имени Горького хранится книга воспоминаний И.А. Кутуевой, где отдельная глава посвящена отцу мемуаристки, Александру Михайловичу Свистунову — музыканту Калининского неаполитанского оркестра[9]. Автор записывает: “Мы всей семьей ходили на концерты оркестра, где играл папа, и очень гордились его исполнением. У оркестра была униформа шелковые апельсинового цвета рубашки, темные галстуки и черные брюки. Их оркестр звучал слаженно, точно передавая замысел композитора. Иногда раздавались робкие звуки, похожие на человеческий голос, который пел печальную задушевную мелодию, простую и очень нежную, а в других звуках чувствовалась радость […] Душа музыки господствовала тогда над всем залом. Лиризм мелодии, ее свобода и доверительность бывали так сильны, что забывалось все на свете, и только музыка в зале и душе звучала тогда. […] А у мамы на концерте капали слезы, когда папин оркестр исполнял мелодию ‘Реве та стогне Днiпр широкий’, это была песня ее родины – Украины”[10].

По воспоминаниям тверитян И.М. Марголиса и Н.М. Крылова, Василий Васильевич Целиковский также руководил созданной им в Калинине детской хоровой капеллой. И Иосиф Марголис, и Николай Крылов[11], будучи совсем юными хористами, посещали занятия в капелле и участвовали в городских концертах. В хоре капеллы мальчиком пел и Рудольф Баршай, семья которого проживала в Калинине в 1936-1939 гг.

Таким образом, Василий Васильевич Целиковский работал художественным руководителем и дирижером симфонического оркестра в Калининской филармонии  примерно год с небольшим — с июля 1936 г. до начала осени 1937 г. Уже в октябре концерт солиста ГАБТа М. Рейзена был объявлен без участия Целиковского.

С января 1938 г. дирижером филармонического оркестра в афишах указывается С. Делициев, с декабря 1938 г. — А. Беренс.

Несмотря на короткий срок пребывания Василия Васильевича Целиковского в нашем городе, его деятельность оставила глубокий след в музыкальной жизни Калинина и благодарную память о нем многих любителей классической музыки.

О.А. Холодова (Архипова),  Н.К. Дроздецкая

Статья опубликована в газете «Тверские ведомости», № 31, 20-26 июля 2007 г.



[1] ГЦММК. Ф. 293. № 712.

[2] ГЦММК. Ф. 293. № 712.

[3]Имеется в виду Тверская кавалерийская школа комсостава РККА, курсантом которой С.Я. Лемешев являлся в 1920-21 гг.

[4] Ныне Дом офицеров.

[5]Так название симфонии обозначено в газетной афише. Имеется в виду Особая Краснознамённая Дальневосточная Армия — оперативное объединение Красной Армии в 1929-38 гг.

[6] И Целиковский, и Максакова происходили из Астрахани, где познакомились на спевках церковного хора.

[7] Максакова М.П.Воспоминания, статьи. М.: Советский композитор, 1985. С. 52-53

[8] ГАТО. Ф. Р- 488. Д. 343. Л. 20. 1920 год.

[9] Кутуева И.А.Верность. – Киев, 1999. Приношу благодарность зав. информационным краеведческим центром Надежде Васильевне Романовой за указание на это издание.

[10] Там же. С. 97-98.

[11] Иосиф Майримович Марголис —известный в Твери врач-педиатр, полковник медицинской службы, ветеран войны. Николай Михайлович Крылов —ведущий инженер вагоностроительного завода, ветеран труда.